Войти
Войдите с помощью одной из соцсетей
Или с помощью нашего сайта
Зарегистрироваться Войти

Герман Рэй Время отчаянных

Герман Рэй  
Время отчаянных

Глава 1

Время шло, а мамы все не было. Дождь не прекращаясь, пузырился в лужах.
"Плохая примета" – подумала девочка.
"Значит дождь надолго" – Надя вспомнила как говорил папа:
– Если дождь идет с пузырями значит он надолго.
Мысли о папе вернули девочку в те далекие дни, когда она была ещё счастлива. Когда папа с мамой всегда были рядом, всегда гуляли вместе. Иногда заглядывая в Макдоналдс.
Вспомнив о нем, она почувствовала журчание в желудке. Вторые сутки на воде дали о себе знать. Есть хотелось...
Да ещё эти головные боли. Голова болела так, что в глазах темнело. Раньше они были не так часто и проходили быстро, но после развода родителей, стали интенсивней и продолжительней.
Девочка пыталась рассказать об этом маме. Но та не хотела слушать. Вообще мама почти не разговаривала с Надей. Отнекиваясь общими фразами, она то была пьяна, то после похмелья.
Проблемы дочери ее никак не касались. Каждый раз она отсылала ее к "папаше":
– Звони ему пусть разбирается, – пьяно повторяла она каждый раз, когда разговор заходил о Надиных проблемах.
А дозвониться до папы было почти невозможно. Он, как всегда, был в своих бесконечных командировках, где-то в Южной Африке.
Единственный, с кем она могла делиться своими проблемами, был Ник. Он появился с год назад, когда у Нади впервые заболела голова. Он вдруг неожиданно оказался в кресле напротив девочки. Он был похож на сказочного принца, о каком она мечтала с детства.
– Привет, – его бархатный голос звучал как ручеек в летнюю засуху, – как дела?
Надя не удивилась неожиданному гостю. От него веяло теплом и заботой.
– Привет! Ты кто? – спросила она.
– Я Ник, теперь я всегда буду с тобой.
– Ты Ангел? – наивно спросила она.
Ник улыбнулся.
– Я всегда буду рядом.
И он стал единственным другом с которым она могла поделиться самым сокровенным. Ещё одно преимущество Ника заключалось в том, что его никто не видел, кроме Нади. Значит его не надо было ни с кем делить. Он был её личным другом, советчиком, ангелом хранителем.
Он появлялся неожиданно, обычно когда начинала болеть голова, и также неожиданно исчезал. Она его не раз спрашивала почему он исчезает так внезапно. Он молчал и только улыбался, небесной улыбкой сказочного героя. И она перестала его спрашивать, приняв правила игры...
В этот раз голова разболелась больше обычного, в глазах замелькали мушки. Надя собрала все силы и отчаянно позвала Ника.
Но на этот раз он не пришел. Девочка собрала последние силы, чтобы сопротивляться боли, и она постепенно отпустила...
Наконец, сквозь запотевшее окно, Надя увидела знакомый силуэт. Мама шла шатаясь прямо по лужам. Девочка так обрадовалась, что забыла про головную боль, и взяв куртку выбежала навстречу.
Но мама не разделила радость дочери, оттолкнув ее двумя руками. Девочка не ожидавшего такого, не устояла на ногах и упала в лужу. Мама перешагнула через нее и даже не обернувшись, поплелась к подъезду, бормоча под нос проклятия всему свету.
Оля (так звали Надину маму) даже не заметила что дочь не встала, что продолжала лежать в луже под дождем, что ручки и ножки девочки свела судорога...
Пробуждение Ольги было не самым лучшим. Вторая неделя запоя давала о себе знать. Голова просто раскалывалась.
– Надька, – прохрипела она, – спасай мать... пиво неси.
Вставать было трудно, но с усилием она все же села на кровать. О прошедшем времени она помнила смутно. Какая-то квартира, мужики, пьяные драки. Все слилось в единую ленту, мелькавшую перед глазами.
Что-то такое важное произошло вчера вечером, когда она возвращалась домой. Она чувствовала это, но вспомнить что, никак не могла.
– Надька, – чуть громче крикнула Ольга, – где ты стерва, мать помирает...
"В школе что ли?" – подумала она.
С усилием она все же встала. Проходя мимо зеркала, она на секунду остановилась перед ним, и со страхом отшатнулась. В отражении стояла старуха с опухшим, синим лицом, и мешками под глазами.
Длинные волосы, которые когда-то были гордостью девушки, сплелись в единый ершистый ком, масляными сосульками спадая на поникшие плечи. Она не сразу узнала себя. Но тут же отвернулась и побрела на кухню.
– Надька, сволочь, ты где?
Она с трудом открыла холодильник, где одиноко стояла пустая кастрюля.
– Чёрт, – поморщилась та и стала рыться в мусорном ведре...
В дверь, вдруг, позвонили.
– Наконец-то, – пробурчала Оля и пошаркала к двери.
В открытую дверь, вместо Нади, ввалилась соседка и собутыльница Ольги, Светка.
– У тебя есть чем опохмелиться, – с порога начала та.
– Нет, -пробурчала Ольга, – Надька куда-то пропала.
– В смысле пропала? – удивилась Света.
– Нет ее нигде.
– Так её на скорой вчера увезли, ты что не в курсе?
Светка села за кухонный стол.
Такая же синюшная как Ольга, она плюс ко всему ещё имела язву на пол лица. Что придавало ей жутковатый вид. Она почти не выходила из дома, предпочитая заказывать выпивку через интернет. Благо средства позволяли. Она сдавала квартиру доставшуюся от бабки.
– На какой скорой? – пробурчала Ольга, все ещё не понимая о чем речь.
– Чё ты тупишь, твою Надьку вчера нашли в луже перед домом. Она билась в судорогах. Кто-то вызвал скорую и ее увезли.
Вдруг в одурманенном мозгу Ольги всплыла картина. Она перешагивает через Надю, а та лежит в луже.
– Господи, – очухалась наконец она, – где моя Надя? Где моя Надя...
– Ну ты дебилка, говорю тебе она в больницеееее.
Ольга, опустив руки, села на край табуретки. По мятой, грязной щеке, прокатилась одинокая слезинка.
– Надька...
– Так что у тебя, реально нечего выпить? – Светка со злостью толкнула в плечо застывшую Ольгу.
Та никак не реагировала, погрузившись в собственные мысли.
– Мать, ты меня слышишь? – соседка никак не могла успокоиться.
– А в какую больницу увезли Надю? – вдруг очнулась Ольга.
– Да я откуда знаю, вызывала по моему Ангелкина мать.
– Куда увезли мою Надю, – не обращая внимание на соседку, словно читая мантру, шептала Оля.
– Эй... Ты в норме, – Светка посмотрела в глаза своей подружки.
Те горели странным огнем, не понятным, загадочным. Светка не выдержав, махнула рукой и побрела к себе.
– Ладно я найду выпивку... И заметь тебя не забуду, – сказала она, перед тем как закрыть дверь.
Ольга осталась в одиночестве. Похмелье давало о себе знать. Но мысли, о её девочки, сопротивлялись влиянию алкоголя. Она, вдруг, посмотрела на себя со стороны...
Старуха, со спутанными волосами, масляными клочьями спускавшимися до плеч. Опухшее лицо, с узкими шелками для глаз. Синяк, под одним из них, довершал не веселую картину. Это была она. Мятая, побитая, 38 летняя женщина, превращенная в злую старуху.
Ей хотелось закрыть глаза, но... реальность не отпускала. Она пыталась найти себя и вспомнить что-то очень важное, что-то, что она потеряла в жизни. Какой-то стержень, который заставил бы её жить, не существовать, а жить.
И она поняла что это за стержень. Её дочь. Надя.
– Где Надя? Надя, доченька, ты где? – она стала обходить комнаты, продолжая шептать, – где моя Наденька.
Через несколько минут вернулась Светка с бутылкой водки.
– Ну что мать, будем лечиться? – довольная соседка поставила на стол бутылку и вытащила из пакета кусок колбасы.
– Где моя Надя? – в очередной раз спросила Ольга.
– Ну ты что, крыша поехала...
– Где моя Надя? – завизжала Ольга и кинулась с кулаками на соседку.
Та, не ожидавшая такого, по началу, испугалась. Но придя в себя, завизжала в ответ.
– Ты, дура, что крыша поехала? Тебя саму надо в больничку упрятать...
Минут через двадцать они сидели за столом, пустая бутылка водки валялась тут же. Ольга то плакала, жалуясь на свою судьбу, то хохотала как сумасшедшая. Светка вторила ей осипшим голосом...
*****
Надя открыла глаза и по началу не поняла где находиться. Она попыталась встать. Но медсестра, оказавшаяся рядом, не дала ей этого сделать.
– Где я, – тоскливо спросила девочка.
– Ты в больнице, -ответила та, и посмотрела на Надю таким взглядом, что девочки стало не по себе.
– А что случилось? И где мама? – она стала оглядываться по сторонам, но в комнате, кроме медсестры, никого не было.
– А кто твоя мама?
– Ольга Николаевна, где она?
– Не знаю, тебя привезли одну. Ну ничего скоро она придет, – поспешила успокоить девочку медсестра, поняв что та начинает нервничать. – Может позвонить?
– У нас нет телефона, – пробурчала Надя и отвернулась к окну.
– А что со мной? – спросила она через некоторое время.
Медсестра вздохнула и ничего не сказав, вышла из палаты.
– Сейчас доктор придет, – оправдалась она закрывая за собой дверь.
Надя опять почувствовала невыносимую боль в голове...
Дверь, в палату где лежала Надя, неожиданно открылась и в нее вошла, небесной красоты (как показалось Нади) девушка, в белом халате, с папкой в руке.
– Привет!.. Меня зовут Анна Сергеевна, я твой доктор. Но можешь звать меня просто Аня, – заговорщицки закончила девушка.
Доктором оказалась молодая девушка. С длинными, заплетенными в косу волосами, красивым лицом и голубыми, добрыми глазами. Надя сразу окрестила её феей.
– Здравствуйте, – ёж, так всегда ей помогавший, когда у нее не было желания общаться, свернулся в калачик и спрятался в сааамый дальний уголок души.
От феи веяло теплом и заботой. Девочка, страдавшая от неумения общаться, полностью отдалась чарам волшебного доктора.
– Как дела? – улыбнувшись, небесной улыбкой, спросила Аня.
– А что со мной? – невпопад спросила Надя и тут же смутилась.
Анна села на край кровати, прижав к груди папку с бумагами и улыбнулась.
– Ты скажи сначала что тебя беспокоит и давно ли это началось?
Надя ненадолго задумалась.
– Головные боли начались давно. Но поначалу их можно было терпеть. Я даже считалочку придумала чтобы её не чувствовать, – Надя радостно поерзала на кровати, – и она мне реально помогала.
– Ты мне потом дашь её, может и мне поможет, – улыбнулась доктор.
Продолжение 

Проголосовало 4

Вам может быть интересно
Рассказы
Герман Рэй  
Время отчаянных
Комментарии
Ответить
Добавить комментарий